Close
Thank you! Your request has been sent.
We will get back to you soon.
 
We provide legal representation in the areas of civil rights, criminal law, family law, divorce, & child custody disputes in New Jersey & New York and Federal courts.
click here to return to home page
 

Tel.: (718) 376-6466
Fax: (718) 376-3033

1123 Avenue Z Brooklyn, NY 11235

arkady.bukh@yahoo.com
 
September
03 Wednesday
2008

IRS против хоуматтендентов

Ламара Сванидзе приехала в США из Грузии, выиграв грин-карту в лотерее. Медсестра по профессии, 45-летняя Ламара думала, что быстро найдет работу – если не по специальности, то, по крайней мере, в какой-нибудь смежной с ней области, например, в сфере ухода на дому. Но шло время, и надежды Ламары улетучивались. Выяснилось, что на медсестру надо учиться, а для учебы нужны деньги. Да и хоуматтендентом не так-то легко устроиться, хотя, казалось бы, нуждающихся в уходе пожилых людей среди иммигрантов из СССР-СНГ – множество.

July
15 Tuesday
2008

«Русские» рабы в Америке

Марина Чуйко, 22-летняя украинская студентка, мечтала учиться в Америке. Она была уверена, что с дипломом или хотя бы с небольшим стажем учебы в каком-нибудь, пусть малоизвестном колледже США, она сможет сделать на своей родине блестящую карьеру. Поэтому она пришла в восторг, когда кто-то из знакомых сказал ей, что в их городе открылся филиал международного агентства, помогающего студентам получать визы J1. Представители агентства, с которыми Марина встретилась, показались ей приличными, достойными до-верия людьми. Они пообещали не только спонсировать получение девушкой столь желанной визы, но и оплатить ее авиабилеты – конечно, при условии, что в будущем она вернет долг «благодетелям».

June
16 Monday
2008

«Русский» целитель или сексуальный маньяк?

Дело Майкла Сородского – одно из тех, которые отражают многие проблемы нашей общины и американского общества в целом – от уязвимости иммигрантов в новой для них стране и их стремления разбогатеть любой ценой до относительной эффективности системы правосудия США.

Напомним нашим читателям, что 62-летний Майкл (Михаил) Сородский, известный в русскоязычной общине целитель был арестован в январе текущего года («Русская реклама» писала об этом) по обвинению в нелегальной медицинской практике, мошенничестве, грабеже, сексуальных домогательствах и изнасиловании пациентов. После ареста Сородского прозвали «йогуртмен», потому что он преподносил себя пациентам как первооткрывателя уникальных пробиотиков, способных исцелять людей от множества заболеваний, в том числе – онкологических. Арестована была также «сообщница» Сородского, его супруга Беверли (Белла) Дриц.

July
23 Wednesday
2008

Хакеры, аферисты и «невесты по почте»

В начале августа министерство юстиции сообщило, что в федеральных судах Бостона и Сан-Диего предъявлены обвинения 11 хакерам, которые вторглись в компьютерные данные 9 крупных торговых компаний и похитили оттуда номера больше 41 млн кредитных и дебитных карточек, а также личные пароли для пользования ими и информацию о банковских счетах их владельцев. Среди пострадавших отхакеров компаний называют TJX Cos., BJ's Wholesale Club, OfficeMax, Boston Market, Barnes & Noble, Sports Authority, Forever 21 и DSW.

«Насколько нам известно, - заявил по этому поводу министр юстиции Майкл Мьюкэси, - это самый крупный и самый сложный случай кражи личных данных, в котором когда-либо обвиняли в этой стране. Он подчеркивает необходимость борьбы министерства юстиции бороться с такими опасными преступлениями и показывает, что, сотрудничая с нашими партнерами-правоохранителями по всему миру, мы можем выявлять, обвинять и задерживать даже самых изощренных международных компьютерных хакеров».

September
11 Thursday
2008

11 сентября по-русски

Здесь, пожалуй, уместно прервать повествование и задать вопрос, который, наверное, волнует всех наших читателей: почему молодые люди, которые, судя по всему, рвались в Америку и стремились всеми правдами и неправдами «зацепиться» в нашей стране, столь легко, без всяких сомнений и терзаний, решили сотрудничать с ее заклятыми врагами? Более того, добровольно предложили «аль-каедовцу» приобрести уран для использования в «сабвее» города, в котором жили сами? Неужели именно таких – неразборчивых, всеядных людей порождает постсоветская действительность? Людей, которые не могут провести грань не только между добром и злом, но и между разумным и безумным?
По словам Аркадия Буха, который много лет назад защищал одного из сообщников, речь идет об элементарной алчности. «Эти парни, конечно же, не террористы, а просто люди, считающие, что деньги не пахнут. Старая, как мир, история…  Но беда в том, что они проявили желание и способность ввозить сюда оружие и продавать его Аль-Каеде, а значит – погубить Америку…»
Надо сказать, что с мнением Буха согласен и манхэттенский федеральный прокурор Дэвид Келли, который в марте 2005 года первым объявил об аресте членов «международной банды торговцев оружием». «Никто не говорит, что они – самые крупные и опасные преступники, - сказал тогда Келли. – Но они продемонстрировали способность приобретать и ввозить в нашу страну разрушительное оружие. Мы посадили за решетку очень плохих парней…»
«Плохие парни», однако, отрицали свою вину и утверждали, что их «подставили». Более того, они отказались сотрудничать с федеральной прокуратурой и тем самым смягчить наказание, будто были уверены в том, что им выгоднее выйти на процесс, что жюри присяжных, ознакомившись со всеми обстоятельствами дела, их оправдает. Хотя, не исключено, что они боялись своих  зарубежных сообщников больше, чем американских слуг закона.
По мнению Аркадия Буха, Саломонян, Харабадзе и иже с ними не могли поверить, что их могут причислить к особо опасным преступникам (и соответственно судить) «за «несколько телефонных звонков». Кроме того, как и многие подсудимые вообще, молодые люди не были психологически готовы сесть за решетку, скажем, на десять лет (такой срок им могли предложить в обмен на сотрудничество), если у них теплилась надежда на то, что во время процесса их признают невиновными. Наконец, почти у всех обвиняемых были государственные адвокаты, назначенные судом. Оплата этих адвокатов – почасовая, и они экономически заинтересованы в том, чтобы как можно дольше вести дела своих клиентов (довести до процесса, растянуть процесс на несколько месяцев), а не прерывать их в результате договора с прокуратурой. «Это очень нездоровая экономическая ситуация», - говорит Аркадий Бух.